Сергей Шнуров: «Сёрф — это наше»

23 июня на концерте в "Манхэттене" лидер "Ленинграда" Сергей Шнуров, одетый в белый костюм и белую шляпу, представил свой новый проект "3D" ("Три дебила"). "Дебилов" оказалось четверо: помимо Шнурова (голос, гитара), в проекте участвуют Андрей Антоненко (туба), Светлана Шестерикова (аккордеон) и Дмитрий Мельников (барабаны). В музыке послышалось сильное влияние серфа.
Поделиться в соцсетях:

23 июня 2000 года на концерте в питерском клубе «Манхэттен» лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров, одетый в белый костюм и белую шляпу, представил свой новый проект «3D» («Три дебила»).

23 июня на концерте в «Манхэттене» лидер «Ленинграда» Сергей Шнуров, одетый в белый костюм и белую шляпу, представил свой новый проект «3D» («Три дебила»). «Дебилов» оказалось четверо: помимо Шнурова (голос, гитара), в проекте участвуют Андрей Антоненко (туба), Светлана Шестерикова (аккордеон) и Дмитрий Мельников (барабаны). В музыке послышалось сильное влияние серфа.

Какая была необходимость в появлении проекта «3D»? Не все идеи удается в воплотить в «Ленинграде»?
— Во-первых, было какое-то количество песен, нереализованных в «Ленинграде», и их было сложно сделать тем составом, который у нас есть. А во-вторых, мне хотелось некой камерности. На том концерте этого, на самом деле, не получилось, потому что атмосфера была «ленинградская», слишком разухабистая. По большому счету, хотелось, чтобы люди посидели и послушали, а не колбасились и не поддавались этому нескончаемому драйву «Ленинграда».

Песни «3D» тоже весьма разухабисты — та же «В клубе модном».
— По идее, в «Ленинграде» эти песни нереализуемы. Непонятно благодаря чему мы сорвали с себя этот ярлык, когда говорили, что «Ленинград» — это блатняк, но только с барабанами. Таких песен было много, просто они были нереализованы. Нужно их как-то сделать… Песни-то хорошие.

В чем тогда их отличие от песен «Ленинграда»?
— Они более игровые, более народные, более блатняковые, их надо играть небольшим составом. Скажем так, это более фольклорное творчество. Еще более, чем «Ленинград».

На концерте ты пел и песни «Ленинграда» тоже.
— Но это была премьера, и я хотел так. Публика была бы совсем недовольна, потому что не успел я это заявить как «3D». Теперь это уже будет четкая граница: вот «Ленинград», а вот «3D».

Но «Парнишка» «3D» — песня того же плана, что и «Пуля» «Ленинграда».
— Ну да. Но просто «Ленинград» — это проект, который постоянно развивается и видоизменяется. Там нет такой косности, как во многих группах, которые находят какую-то свою фишку и двигаются в этом направлении, ничего не меняя. Мы постоянно ищем что-то новое и пытаемся как-то видоизмениться. По большому счету, «3D» — это как бы филиал «Ленинграда», так сказать. Маленький составчик.

Откуда девушка?
— Света, которая играет на аккордеоне, — это девушка Андрея Антоненко, который играет на тубе. Она раньше была в группе «Бабслэй», а сейчас учится в Институте культуры на музыковеда, очень много играет на фоно.

Это — неизменный состав?
— Ну, я думаю, на первое время — да. По идее, изначально этот проект возник, когда я решил минимальными средствами просто записать вот эти песни, которые были. Потому что «Ленинград» писать — это кучу денег нужно, по большому счету. Весь состав подразумевает большие бюджетные средства на студию. А про «3D» я решил, что можно записать live: просто прийти вот так, чуть репетнуть…

Название предполагает, что в группе три участника.
— По идее, тогда было три человека: Андрей играл и на тубе, и на гармошке — просто наложением сверху. После того как мы это записали, отслушав материал, я понял, что это в принципе имеет право на жизнь. Потом уже начали поиски аккордеониста, кого-то мы пробовали, но как-то не очень получилось. Потом меня осенило: вот же под боком Света, которая прекрасно может справляться с этой ролью.

Тебе понравилось, как она выступила?
— Да, но мне не понравился звук, общий саунд. Аккордеона было мало, а так — очень хорошо, да. Мы ж репетировали, это ж был не такой «гоп-стоп». В акустике вообще все звучит здорово, на студии классно звучит. Просто у нас практически нет независимых клубов с достаточно хорошей аппаратурой. Не выступать же в «Голливудских ночах», где есть аппарат.

Когда и где была сделана запись?
— Совсем недавно, может быть, месяца два назад… Весна была. Точно не помню… Причем многие вещи репетировались тут же: были песни, но не было аранжировочных моментов. Я записывал на DAT на Neva Records, там же, где мы писали «Мат». Те пять песен [опубликованные в Интернете] — это было просто несведенное демо, а так было записано песен четырнадцать.

А как эти MP3 оказались в Интернете?
— Решил их вывесить не я. Есть у нас такой московский друг Глеб. Как-то был у нас концерт в «Китайском летчике», я совершенно напился, до невменяемости, и при мне была эта кассета. А он меня уже давно просил и настаивал на том, чтоб я ее оставил. Ну, и я по пьяни, можно сказать, отдал ему эту кассету. Так «3D» и появился в Интернете: он просто скачал песни с кассеты и повесил на сайт. Вот и все. Потом были к нему предъявы Gala Records, что, типа, так не делается, что «ни в коем случае, нужно все убрать»… Но я не против, пускай висят. [Впоследствии MP3 все же были убраны, теперь на этом сайте (http://www.co.ru/~gvlad/) можно найти «Хорошие фотографии для прэссы» (sic) — С.Ч.]

Gala Records имеет права на «3D»?
— Ну, они захотели их иметь. Я думаю, они и будут иметь права на «3D», потому что я бы хотел этот материал издать. Еще не знаю, будут ли песни изданы в этих вариантах, по большому счету, хотелось бы переписать это все на более качественном уровне — где-нибудь на «Добролете», на аналог, чтоб все звучало жирно и мощно. Я обсуждал с Gala Records издание дорогой пластинки, где будут «Ленинград» и «3D» — как двойник. Тот «Ленинград», который в октябре выйдет.

На концерте было много серфа.
— Я вообще серф-музыку очень люблю.

Какие группы?
— Shadows, естественно. Ventures.

The Beach Boys?
— Beach Boys послушал, но что-то как-то тяжело, не могу. По идее, серф — это исключительно интересное явление, поп-рок такой, дурацкий очень, смешной. Впрочем, как и наша советская эстрада. Это все очень наше. Мне кажется, она все-таки несколько пошловата, и этим она мне интересна. То же самое, что наша попса. Я знал людей в Германии, немцев, которые слушали советскую попсу и думали, что это охуительный андерграунд. Честно. У них любимая певица была — Наталья Гулькина, потому что там примитивные синтезаторы и им это вообще казалось каким-то прорывом. В серфе тоже есть такие какие-то штучки. Да и потом, это синтетическое искусство, сплав очень многих культур, как в латиноамериканской музыке. Там куча всего намешано, одни эти биты с протяжными интонациями… Уже интересно звучит. Да, серфа стало много. Но он меня никогда и не отпускал. Всегда нравилась серф-музыка. Нравились гаражные панки, которые потом эксплуатировали то же самое — серфовое звучание гитар с огромным эхом. До сих пор слушаю — любимый мой сборник называется «Неизвестный гаражный панк». Просто музыка очень смешная, неясная.

На какой срок рассчитан проект?
— Ну, я не знаю, пока будут песни. Но я думаю, что ненадолго. Сейчас основная идея — это записать альбом инструментальной музыки. Всем «ленинградским» составом, позвать еще скрипичный квартет и ксилофониста. И как бы в противовес всей электронной инструментальной музыке сделать, пожалуй, единственную за последние десять лет живую инструментальную музыку.

Сергей Чернов (music.ru)
23.08.2000

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий

пять × 1 =