Ленинградская квартира

Квартира Сергея Шнурова и Светланы Костицыной (Ленинград). Интерьер. 2000 год Интернет
С Сережей Шнуровым мы учились в одной группе в строительном институте. Как все великие, были двоечниками. сначала вылетел он, потом я. Встречаемся недавно, и Сережа тактично так спрашивает: "Мил, а, по-моему, тебе группа "Ленинград" не нравится?". Я, поколебавшись, правду сказала, а он отомстил — не буду говорить как — и дал интервью.
Поделиться в соцсетях:

С Сережей Шнуровым мы учились в одной группе в строительном институте. Как все великие, были двоечниками. сначала вылетел он, потом я. Встречаемся недавно, и Сережа тактично так спрашивает: «Мил, а, по-моему, тебе группа «Ленинград» не нравится?». Я, поколебавшись, правду сказала, а он отомстил — не буду говорить как — и дал интервью.
Квартира Сергея Шнурова (Ленинград). Интерьер. 2000 год
— Сергей, я знаю, что ты следишь за новыми веяниями в интерьерной политике, часами рассматриваешь модные журналы, выискивая там всякие дизайнерские штучки…
— За интерьером я слежу постольку-поскольку. Но можно сказать, что «да, слежу». Правда, больше этим занимается моя девушка. Дома бываю редко — я вообще такой блудливый малый…

— Сережа, я помню, как в тот единственный студенческий год ты спал на собачьем коврике в коммунальной квартире твоей бабушки. Теперь ты подрос, стал деньги зарабатывать, прославился, улучшился ли интерьер в твоем жилище?
— Интерьер улучшился. Интерьер же организуют вещи. Естественно, дорогая вещь смотрится хорошо даже на помойке.

— Кстати, что у тебя есть из дорогих вещей?
— Из дорогих вещей у меня есть компьютер, музыкальный центр и «Победа» под окном. Мне очень нравятся светлые просторные комнаты, чтобы воздух был и не было нагромождения вещей. Вот наш барабанщик Пузо отличается тем, что у него дома такое нагромождение всего, что есть только одна тропинка от кровати, а вторая тропинка — до компьютера. И он курсирует по этим тропинкам. Вот такого я не люблю. Мне нужно, чтобы было, так сказать, окинуть взором что…

— Ты вот все говоришь про деньги, про дорогие товары из магазина. А вот чтобы сделать что-то своими руками…
— Я сам лично, своими руками, сделал совершенно замечательную люстру. Сделал такой куб из багета и купил два мотка бумажного скотча. И вот я все это дело обмотал, и получилась в японском стиле такая люсторка.

Сергей Шнуров с котом. Портрет. 2000 год

— Какой стиль ты в принципе предпочитаешь?
— Если честно, то очень нравится кич. Я люблю, когда приходишь в гости и видишь: дорогой телевизор накрыт салфеточкой вышитой. Вот это самый кайф. Кичуха меня очень радует. На прошлой квартире у нас были абсолютно розовые стены, голубые двери, а в коридоре висели любовно вырезанные из журналов порнографические картинки. Свой первый интерьер я забацал, учась в пятом классе. Я понял, что не могу смотреть на обои, пошел в магазин «Плакат», купил всяких плакатов типа «Нет — ядерной войне!» и заклеил весь дом этими плакатами. И очень радовался. А родители ругались. Я учился в архитектурной школе. У меня был вариант поступить в ЛИСИ с проходным баллом 7, что я и сделал. Только дурак отказался бы. Самое главное — доверять судьбе. Но после первой сессии я остался один: все повылетали. И как-то мне стало не с кем совсем общаться. Даже не с кем покурить. Неинтересные люди там учились, в этом институте. Характерная деталь — ты помнишь, каков был экстерьер и интерьер того здания, в котором обитал институт? Вот я и ушел.

Квартира Сергея Шнурова (Ленинград). Интерьер. 2000 год

— Скажи, пожалуйста, интерьер как-то воздействует на психику?
— Воздействует, конечно. Этот — как его? — забыл одно слово сложное и длинное, японское…

Квартира Сергея Шнурова (Ленинград). Интерьер. 2000 год

— Фэн шуй?
— Именно так. Ну посмотришь в словаре, как будто я его вспомнил. Вот эта ерунда, которая на «Ф» — это уже постдизайн такой. Очень крутая штука. Ты можешь сидеть в комнате, будут переставлять предметы — и у тебя будет меняться настроение. Хотя, конечно, все это разводка. Знаешь, я вырос в коммунальной квартире. Там было абсолютно не до интерьеров. Там так — есть тараканы, значит, плохой интерьер. Нет тараканов — значит, все супер. Мух там было!

— Был ли период в твоей жизни, когда дома, как такового, у тебя не было?
— Когда мы с моей подружкой Светиком только познакомились, мы жили у наших друзей — художника Олега Маслова и Инессы, девушки из группы «Пепси», в однокомнатной квартире на Пушкинской, 10. Мы жили у них на кухне. Дома своего не было, поэтому мы как можно дольше засиживались во всяких кафешках, потом приходили к ним домой и занимались любовью всю ночь. Вот такие были интерьеры…Квартира Сергея Шнурова (Ленинград). Интерьер. 2000 год

— Скажи, как ты ощущаешь себя дома?
— Я себя ощущаю, как в общаге. У нас дома постоянно пасется куча друзей. Они все тусуются где-то там на кухне, во дворе иногда стоят. Кто-то пьет кофе, кто-то уже спит набухавшись. Вот они, собственно говоря, и организуют мой домашний интерьер.

— А бывает так, что вдруг захочется резко что-нибудь попереставлять?
— Это у Светика постоянно. Я лично выполняю чисто физическую работу. А Светик все передвигает, то, что я поставил изначально. Самые большие изменения в интерьер мы вносили, когда приезжала Светика мама к нам гостить. Мы снимали всю порнографию, а потом, после отъезда, повесили обратно. Вся мебель в нашем доме сделана нашим другом Аркадием Шамаевым из группы «Карибасы». Шкафы, столики, полки. Стиль — такие японские деревянные раскладушечки. Стол для компьютера у нас висит на цепях.

— Представь свой дом лет через десять.
— Я недавно прочитал где-то: «Если ты хочешь рассмешить Бога, расскажи о своих планах». Мне очень понравилось. Лет через десять я не знаю, что будет. Но кич вообще как направление искусства очень меня радует, веселит и приносит самые сильные эмоциональные впечатления. И в дальнейшем я планирую обставлять свой дом именно в этом стиле.Квартира Сергея Шнурова (Ленинград). Интерьер. 2000 год

— Есть у тебя дома разные штучки, фетиши какие-нибудь, особо почитаемые домочадцами?
— Конечно, есть. Приятель сварил из металлического листа абсолютно плоский член с двумя яичками. Этот предмет выполняет функцию салфеткодержателя. В рамочке заботливо под стеклом висит приказ о моем назначении промоушн-директором «Радио Модерн». Это тоже смешно. У меня есть картина, которую я сам накрасил красками, очень смешная — в духе пародии на позднего Матисса, порнографическая сцена. Важно, что и в каком контексте.

— Никогда не просыпалось желание расписать самолично унитаз или газовую плиту?
— Видела клип «Do you love me» группы «Ленинград»? Он снимался наполовину на моей кухне. И там виден мною собственноручно нарисованный крокодил во всю кухню.

— Сейчас ты ушел в музыку. А ведь раньше ты был дизайнером?
— И время от времени я вспоминаю о своем призвании. Я оформляю все пластинки «Ленинграда». Логотип «Радио Модерн», между прочим, я сделал… Так что дизайн присутствует. Перефразируя фразу Мамардашвили «каждый человек — философ», можно сказать: «каждый человек — дизайнер». О, я придумал офигенный конец твоего интервью. Я должен в конце сказать: «А что вы делаете сегодня вечером?». И в ответ — многоточие… В духе тридцатых годов.

Интервью — МИЛА ЦВИНКАУ,
фото — СТУДИЯ-80 B.
Журнал «Под ключ» октябрь 2000

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий

семнадцать + 12 =