Сергей Шнуров «Все свои телефоны я теряю по-пьяни»

Сергей Шнуров «Все свои телефоны я теряю по-пьяни» 2002 год Интернет
Лидер «Ленинграда» СЕРГЕЙ ШНУРОВ— и.о. БГ, терминатор, дачник, рейвер, алкоголик и придурок, х-- в пальто, агент 007, твой ковбой, звезда рок-н-ролла. Тип, соорудивший из ска, шансона, мата, секса и космогонической бодрости духа такой, с позволения сказать, невский пирог, что похабно-молодежный пирог американский кажется анкетой кисейной барышни. Ночью мы сидим с человеком, придумавшим главную русскую группу 2000-2001 гг., в московском клубном подземелье, подчиняем себе стремительно нагревающуюся водку и потихоньку делаем хип-хоп.
Поделиться в соцсетях:

— Сергей, слышал, у тебя очень часто пропадают мобильники. А какой у тебя телефон сейчас?
— Ну ты спросил! Даже не знаю, как он называется, дешевый какой-то, вот смотри… (Достает из кармана и протягивает Ericsson T29s.) За последние полгода я действительно потерял пять или шесть трубок, и все они были фирмы Panasonic.

— А свой первый телефон помнишь?
— Конечно! Я купил его в 1997 году. Тоже, кстати, был Ericsson. Сейчас уж не назову точно его порядковый номер… 368 или 386 — что-то в этом духе. Невзрачный, тоненький. Зарядки хватало от силы на день, и каждый вечер его приходилось заряжать. Но это все было не важно. Просто с таким же телефоном ходил Джеймс Бонд. Потому-то я его и купил. Этот аппарат у меня довольно быстро сперли, и я как-то резко переключился на Panasonic. Мне очень нравились их мелодии. Хотя у меня был и Siemens, и Nokia, и еще какой-то — все и не помню. Впрочем, Panasonic чаще других, это моя любимая фирма.

— Объясни, куда у тебя исчезают трубки?
— Ну, как тебе сказать… Сценарий примерно всегда одинаковый: просыпаюсь утром после пьянки дома, в гостинице, где-нибудь еще — не суть. Сам на месте, руки-ноги-голова — вот они, а телефона нет. Где, что и почему — не помню. Так все они и исчезают.

Сергей Шнуров «Все свои телефоны я теряю по-пьяни» 2002 год

— А вообще, какое значение имеет для тебя мобильник? Насколько он тебе необходим?
— Да ты знаешь, телефон — обычное средство связи. Это примерно то же, что «фанера» и живой звук. Мобильник для меня — та самая «фанера», а я предпочитаю живое общение. Он такой же, как домашний, только маленький и переносной — и все. Я даже калькулятором с часами, которые есть в трубке, не пользуюсь, да и вообще, о многих функциях не догадываюсь.

— Значит, ни WAP, ни возможность принимать и отправлять электронную почту с помощью мобильника тебя не интересуют?
— Нет. Я ни одной эсэмэски никому в жизни не послал, но как это делается, знаю. Хотя нет, вру! Один-единственный раз я попробовал выйти в Интернет. У меня был Ericsson с инфракрасным портом и ноутбук, и я ради прикола с помощью телефона вышел в Сеть. Ну и ничего особенного — долго, плохо и дорого. На фига мне это надо, если есть нормальный — быстрый — Интернет?!

— Каким, по-твоему, должен быть сотовый телефон в первую очередь: эргономичным, простым в обращении, функциональным?
— Вообще-то, я эстет, и мне важно, чтобы мой телефон был красивым — это самое главное. Ну и еще, конечно, он должен быть удобным. Что касается функций, то я пользуюсь только записной книжкой и кнопкой «Ответить», остальное меня мало волнует.

— Твой оператор?
— Сейчас МТС. До того был «Северо-Западный GSM» и каждый звонок в Питер или по городу, когда я приезжал в Москву, стоил мне что-то около доллара. А недавно у нас появился МТС, и я сразу же переключился — это выгоднее, тем более что в столице я бываю довольно часто.

— Сколько денег в месяц ты тратишь на мобильник?
— Сейчас долларов двести. Гораздо меньше, чем раньше.

— Существует ли для тебя понятие «престижный телефон»?
— Да нет конечно! Я же говорю: мобильник — не атрибут имиджа, он нужен лишь затем, чтобы позвонить. Есть у меня деньги — выбираю модель получше, нет — похуже. Это самая обычная, функциональная вещь. Сперли или сломался — купил новый. Я не отношусь к своему телефону, «как к шмоткам».

— А идеальная для тебя трубка?
— Та, которая прежде всего звонит. Это же телефон, просто телефон, понимаешь?

— Что ты думаешь о мобильной музыке? Не хотел бы, например, чтобы твоя песня или мелодия была записана на чьем-то телефоне?
— Так это уже есть! Много сайтов, с которых можно скачать почти все наши мелодии. У одного моего приятеля на трубе стоит «Звезда рок-н-ролла», у другого — «Дикий мужчина», у третьего — «Дачники», у четвертого — что-то еще.

— А у тебя что за мелодия на телефоне?
— О, у меня вообще самая лучшая, какая только есть! Вот давай, позвони мне… (Звучит мелодия, напоминающая одновременно звук лесопилки из Warkraft и пулемет из «Звездных воин»). Супер, да?!

— А музыка чужих мобильников во время концертов тебе не мешает?
— Мешает?! Наоборот — помогает! Во-первых, у нас же не камерные выступления, а во-вторых, любой такой звонок можно прикольно обыграть и преподнести как шоу, что мы практически всегда и делаем.

Сергей Шнуров «Все свои телефоны я теряю по-пьяни» 2002 год

— Часто ли тебя донимают по сотовому фанаты и что ты предпринимаешь в связи с этим — не отвечаешь на неизвестные звонки, периодически меняешь номер, что-то еще?
— Мобильник живет у меня месяц, ну два от силы. А поскольку вместе с очередным телефоном я всегда покупаю и новый номер, то такого практически не бывает. И это, между прочим, очень удобно.

— Удобно? Каждый раз обзванивать всех своих друзей и знакомых и сообщать им свой новый номер?
— Я никому не звоню. Круг людей, которым необходимо знать номер моего сотового телефона, чрезвычайно узок — человек десять. Они всегда сами могут позвонить мне домой, и я скажу им, что у меня новая «мобила» и какой у нее номер. Все очень просто.

— Как ты считаешь, что ждет мобильную связь в будущем?
— Мобильная связь пойдет по пути массовости, и через пару-тройку лет позвонить с сотового будет гораздо дешевле, чем с обычного. Как, например, в Америке. Там давно уже никто не покупает стационарный телефон. Когда я был в Штатах, мне говорили, что у них есть оператор, который за $60 предоставляет три тысячи минут в месяц. Захочешь — не выговоришь все! Так что отъезжающим за океан даю бесплатный совет: гораздо дешевле приобрести все там — и SIM-карту, и мобильник, чем ехать со своим и пользоваться роумингом.

— Твое мнение по поводу того, что мобильная связь и телефоны вредны для здоровья.
— Не, ну если так рассуждать, то вредно все — и солнечная радиация, и питьевая вода, и выхлопные газы. Тем не менее от автомобиля мы ведь не отказываемся, правда? Кофе вон, который мы с тобой пьем, и то, говорят, вредный. А вообще, честно признаюсь, думаю, человека ничто не убьет. Раз он выжил после изобретения динамита и газовых камер — что с ним мобильный телефон сделает? Нам даже ядерная бомба нипочем! И «париться» по этому поводу смысла не вижу.

P. S.
На следующий день после интервью Сергей Шнуров в очередной раз потерял свой мобильник. Прокомментировал он случившееся так: «Мы «зависли» с группой «Мистер Твистер» в кабаке. Пили, пили, пили, пили — а утром я телефона не обнаружил. В общем, все как обычно. Как говорится: «Show must go on!» Какой телефон куплю на сей раз? Да, наверное, опять Panasonic — его хоть терять привычно. А жена обещала подарить мне чехол на шнурке, чтобы можно было вешать его на шею. Вдруг тогда и в самом деле не так быстро потеряю».

Интервью — ДЕНИС КОНОВАЛОВ
ЖУРНАЛ «RUSSIAN MOBILE» (июнь 2002 года)

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий

7 + четырнадцать =