Сергей Шнуров: «Ненормативной лексики у нас нет!»

Сергей Шнуров в Тюмени, 15 ноября 2014 года Интернет
15 ноября в ресторане «Maxmilian's» группировка «Ленинград» дала свой первый концерт в Тюмени. Корреспонденту «Нашей Газеты» удалось побеседовать с Сергеем Шнуровым, бессменным лидером «Ленинграда».
Поделиться в соцсетях:

15 ноября в ресторане «Maxmilian’s» группировка «Ленинград» дала свой первый концерт в Тюмени. Корреспонденту «Нашей Газеты» удалось побеседовать с Сергеем Шнуровым, бессменным лидером «Ленинграда».

— Здравствуйте, Сергей! Как вам Тюмень?
— Я город особо не видел, но то что видел — понравилось.

— А знаете какие-нибудь тюменские группы?
— Нет. Хотя погодите, группа «Пылесос» не из Тюмени?

— Нет, не было у нас такой группы.
— Нет? Ну ладно.

— Каково выступать в ресторане после больших площадок?
— Нам нравится. Ну, мы вообще с сетью «Maxmilian’s» параллельно живем: они открывают новое заведение, а мы в нем выступаем.

— Насколько удобно играть в ресторане, учитывая состав «Ленинграда»?
— Нам удобно! В ресторане проще выступать, потому что видишь лица.
На стадионе ты лиц не видишь, там только толпа и ты, а здесь ты поешь людям.

— Закон о запрете ненормативной лексике на концертах как-то на вас повлиял?
— Я его не читал.

— А возникают ли какие-то сложности из-за этого?
— Да у нас нет никакой ненормативной лексики!

— В данный момент насколько вам близок ваш лирический герой? И изменился ли он за последние 15 лет?
— Лирический герой одновременно и близок и далек. Он не сильно изменился, разве что из алкоголического стиля жизни ушла романтика. Но мой герой еще держится старых пристрастий и представлений о мире.

— Как супруга относится к вашей славе?
— Да мы с ней познакомились, когда славы было хоть отбавляй! Так что нормально относится.

— А чем она вообще занимается?
— У нее ресторан (Сергей с женой владеют рестораном «Кококо» в Санкт-Петербурге – прим.), у нее балетная школа. Она много чем занимается, в отличие от меня.

— Вернемся к ресторану. «Кококо» — это же ваш общий проект?
— Да, но в основном она рестораном занимается, я, можно сказать, инвестор.

— Не планируете ли вы его расширять? Может, в Тюмени откроете филиал?
— Нет. Любой сетевой продукт начинает проигрывать в качестве. Я б с удовольствием открыл еще 10 групп «Ленинград», чтоб они ездили по стране, но, к сожалению, это невозможно.

— Вы называете себя «царем инстаграма». Насколько посты в этой соцсети являются частью вашего творчества?
— Я вообще к своей жизни отношусь как к творчеству. Вся моя жизнь — один большой перформанс.

— А вы планируете обратиться к крупным литературным формам?
— Не знаю, не думал. Я за несистемность изложения, а любая крупная литературная форма подразумевает некую систему. Хотя сейчас, читая «Антихриста» Ницше, я понимаю, что и в системе можно быть бессистемным.

— Чем был обусловлен резкий переход от «Ленинграда» к группе «Рубль» (сайд-проект Сергея – прим.) и обратно?
— Просто группа «Ленинград» зашла в некий смысловой тупик. На мой взгляд, было невозможно ничего сделать в тех рамках, которые мы сами себе нарисовали. Поэтому, ничего лучше, чем закрыть ее и заняться совершенно другой музыкой, я не придумал. И это помогло.

— Отличается ли тюменская публика от столичной?
— Нууу… После литра во лбу все люди очень похожи. И нет иностранцев, нет негров – литр водки делает всех людей одинаковыми.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий

3 × 4 =