Сергей Шнуров: «Ван Гог — это, сука, наше всё»

Сергей Шнуров: «Ван Гог — это, сука, наше всё» Интернет
Концерт, которого мы все ждали. Интервью, о котором наш автор мечтал, наверное, всю жизнь. Сергей Шнуров вместе со своей Группировкой Ленинград прилетел в Красноярск, чтобы дать концерт года. Ради него растопили лёд в «Арене.Север». Весь стадион был забит фанатами.
Поделиться в соцсетях:

Концерт, которого мы все ждали. Интервью, о котором наш автор мечтал, наверное, всю жизнь. Сергей Шнуров вместе со своей Группировкой Ленинград прилетел в Красноярск, чтобы дать концерт года. Ради него растопили лёд в «Арене.Север». Весь стадион был забит фанатами. Стоит отметить, что Шнур отменил интервью во многих городах своего тура, но организаторы нашего концерта смогли договориться и медиагруппа «Прима» получила эксклюзивнейшее интервью.

И еще момент: курение вредит вашему здоровью. И алкоголь тоже. И материться на самом деле не очень хорошо.

Сергей Шнуров: «Ван Гог — это, сука, наше всё»

— Как у вас настроение?

— Спать хочется.

— Вообще я хотела сказать, что очень рада, что вы приехали. Спасибо!

— Ура!

— Начнём с такого вопроса. А расскажите, за кого из звёзд шоу-бизнеса вам очень-очень стыдно, а кем наоборот — восхищаетесь?

— Мне вообще не стыдно, особенно за кого-то. Я крайне далёк от этого всего. У меня нет телевизора очень давно. Я не смотрю в Новый год телевизор. На праздники не смотрю. Потому что у меня его нет.

— Ну в тусовках вы же бываете.

— Крайне редко и сугубо для того, чтобы сыграть. Мы там находимся ровно столько времени, сколько играем. Ничего вам рассказать интересного по поводу других звёзд я не могу. И вообще стыд и гордость — это какие-то категории для комментаторов в интернете. Им жалко, стыдно, они гордятся, больше ничем они и не заняты. У меня как-то много дел, и нет времени и энергии, чтобы тратить их на такую ***** [тут мы спрятали слово, похожее на фигню].

— Певица Василиса и певица Флорида — как вы их выбирали? Дайте совет, как найти в свою команду правильных людей.

— Мы вообще всегда стараемся набирать людей по каким-то человеческим характеристикам. Чтобы с ними было не совсем ужасно находиться в одной гримерке и в самолёте. Мы же времени проводим вместе гораздо больше, чем с собственными семьями. Поэтому — как человек ведёт себя в быту — это очень важно. По большому счёту, любая женщина — артистка. Ей достаточно дать микрофон и все из неё сразу начинает выскакивать. Женщин не актрис нет вообще. Ну вы же знаете.

— Минутка психоанализа. Может, у вас есть рецепт: как обычному менеджеру среднего звена выходить из зоны комфорта, и вообще — стать более раскованным.

— Мне сложно что-либо ответить, потому что я в последний раз работал, ну, так, чтобы работал как раз в офисе, в 99-ом. Тогда только офисы появлялись. Когда немногие знали, что такое пиар.

— А чем вы тогда занимались?

— Я работал на радио «Модерн». Был начальником промо-отдела, продвигал радиостанцию всеми возможными и невозможными способами. Тогда это было начало этой профессии, было много чего интересного. Сейчас, наверное, не бывает совсем неинтересных профессий. Главное подход. Да и потом, лень — двигатель прогресса. Если ты человек ленивый, то ты стараешься минимизировать свои затраты на работе, тем самым повышая производительность труда и коэффициент полезного действия. Некоторым вообще вредно работать. По психотипу. Просто они своей работой ничего не вырабатывают.

— Вы недавно бросали курить на весь свой Инстаграм и снова начали. Почему так произошло?

— Я люблю курить. Я люблю курить больше, чем не курить. Если проанализировать слова Медведева «свобода — лучше, чем несвобода», то если все это обобщить, понять смысл сказанного, то Медведев нам говорит, что любое утверждение всегда сильнее отрицания. То бишь «курить лучше, чем не курить» — по тем же самым причинам, почему «свобода лучше, чем несвобода». [прим. ред. — эту фразу Дмитрий Медведев произнес на Красноярском экономическом форуме в 2008 году и она тут же стала порождать всяческие мемы, правда, уже подзабылась].

— Ой. А какой должна быть женщина? Что вас в супруге прям восхищает?

— Я её люблю и всё. Зачем это раскладывать на элементы. Я по ней скучаю, мне этого достаточно вполне. Что там должно быть? Все должно быть. И поругаться тоже нужно время от времени. Все идеальные механизмы — чушь.

Сергей Шнуров: «Ван Гог — это, сука, наше всё»
— Мы решили в редакции, что песня «В Питере пить» — это путеводитель по альтернативному туризму в России. Нам будет приятно, если вы внесете нас в эту карту и скажете, чем в Красноярске заниматься.

— В Красноярске. Что же я делал в Красноярске. Последний раз я тут был очень давно.

— Год назад.

— Да? А что я тут делал год назад?

— Выступали в Максимилианс.

— А, значит, пил пиво, наверное.

— Ну, из старенького «Че Гевара». Вспоминается?

— «Че Гевара»! Да. Ну, слушайте, хорошему человеку всегда найдётся занятие в любой точке мира. Неважно, чем ты занят, главное, с каким настроением. Я вот тут посмотрел природу в Красноярске летом. Я то ли пьяный был, никогда не обращал внимания. Природа вообще шикарная. Выглядит все очень здорово. Ну, и потом я поразился, конечно, новостройкам. Они такие на немецкий манер. Прям заграница.

— Удивляете.

— Да, я тоже удивлён. Но в принципе, конечно, весь туризм, все перемещения — это, по большому счёту, оправдывание собственного безделья.

— А есть города, куда вы порекомендовали бы съездить. Топ-3 крутейших городов в России.

— Слушайте, ну их очень много. На первом месте, конечно же, Санкт-Петербург. В Москву ездить не нужно совершенно, в Москве делать нечего. В Новгород можно съездить. Кому что нравится. Можно на Байкал съездить. Урал. В городе Златоуст, как ни странно, совершенно шикарная природа, это просто Швейцария. Правда, там комары размером с головку швейцарского сыра. Мест классных у нас очень много.

Сергей Шнуров: «Ван Гог — это, сука, наше всё»

Можно запретить мат. Сказать: все, мы больше не материмся. И что? Я материться перестану?

— Кто для вас главный законодатель моды? В России.

— Девушки хорошо одеваются. Много девушек. Мужчинам не до этого, наверное. Я так думаю. Последний мужчина, который действительно так дерзко одевался… Шаляпин. Прокофьев. Все, что мне вспоминается. Прокофьев ходил в каких-то рыжих перчатках. Миронов, кстати, хорошо одевался, ну, настоящий Миронов. Высоцкий тоже.

— Сейчас пошла новая мода — запрещать Ленинград. То депутаты, то активисты, то ещё кто-то. Почему вас к этому всему примешивают?

— Надо же чего-то запрещать. Во времена широкополосного Интернета запретить — это как? Это что нужно сделать, чтобы запретить, я не очень понимаю. Можно запретить мат. Сказать: все, мы больше не материмся. И что? Я материться перестану? Ну, можно в принципе запретить все. Можно запретить ******* [грубое слово, глагол с возвратным суффиксом, означающий совокупление]. Что, фактически и делается, у нас табуируется тема секса потихонечку. И при этом говорят: давайте рожать больше, потому что у нас проблемы с демографией. Как можно не ******* [снова тот же самый глагол про совокупление] и рожать? Для меня это загадка. Как можно, не матерясь, купить, сука, «Жигули»? Вот просто подойти и без мата сказать: «О, какой прекрасный автомобиль». Взять и заплатить за него те деньги, которые просят, и спокойно, без мата, не завести его с первого раза. С третьего завести, и спокойно, без мата, поехать по этим прекрасным дорогам. Тоже без мата, да. Вот едешь и не материшься. Едешь к своей любимой, с которой вы не будете ******* [опять этот самый грубый глагол про занятие этим самым], но у вас будут дети.

— А если бы вы вдруг стали мэром миллионного города…

— Я бы не стал бы. Я бы отказался. Потому что управление — это не моя сильная сторона. Из меня хороший старший лейтенант. Генерал из меня так себе.

— Какой главный жизненный совет вы бы дали себе 20-летнему?

— Не знаю. Даже если бы я дал бы. Я просто представляю себя 20-летнего. Даже если бы я появился в какой-нибудь, сука, звездной мантии, возник бы из клубов дыма, нарисовался бы перед Сергеем Шнуровым двадцатилетним. Я думаю, что Сергей Шнуров 20-летний совета бы никакого не послушал.

— Вопрос, который вам задают все журналисты в каждом интервью, но я не могу удержаться. В чем феномен «Экспоната»? Почему именно он «выстрелил»?

— Клип хороший, наверное. Ну, там много составляющих. Припев привязчивый, слова запоминаются быстро. Ну, и потом — много совпадений, выставки шли как раз, музейная истерия началась. У нас же музейная истерия уже давно идёт. Ночь в музеях. Абсолютно бесполезное занятие. Зачем, не зная историю искусств, ползти в музей — вообще не ясно. Ну, *** [грубый аналог слова «фиг»] с ним. Там же абсолютный мейнстрим и попса. Если бы я спел бы про того же самого Рембрандта, это бы звучало не так. Потому что Ван Гог, ***** [грубое слово, похожее на «блин»], это, сука, наше все. Каждая телка знает Ван Гога.

— Мы недавно проводили концерт с мировыми хитами на органе. Сейчас покажу видео. Это наш органист Андрей Бардин…

— А, я видел его. Видел это видео.

— Да ладно!

— Интернет же общий. Он не только у вас есть. Ну, орган видел, да. Очень много кто исполняет. И уличные музыканты, и очень хороший гитарист, и орган. Пускай играет, Господи.

Простите, фото для мамы!

Сергей Шнуров: «Ван Гог — это, сука, наше всё»
Фото: Сергей Ивашутин
http://gorodprima.ru
Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий

три × 2 =