Сергей Шнуров: «Мне нравится там, где платят больше денег»

Сергей Шнуров и Adidas 2018 Интернет
GQ поговорил с лидером группы «Ленинград» о футболе, клипах и молодой шпане.
Поделиться в соцсетях:

– Здравствуйте, Сергей Владимирович. Предлагаю начать с животрепещущего: вы футбол-то смотрите? За кого болеете?
– Я мельком смотрю и болею за бразильцев – то есть за красивый футбол. Но не шибко эмоционально. А вот эмоционально болею за Россию.

– Вы вместе с Юрием Дудем, Ириной Горбачевой и другими, в целом, приятными людьми приняли участие в создании футбольных джерси.
– Боюсь, что из всей этой плеяды я, конечно, самый неприятный.

– Тем не менее, почему вы выбрали для принта именно заглавие песни «Супер гуд»?
– Ну, мне кажется, что это довольно смешно, когда абсолютно не русская идиома написана греческим алфавитом. Это создает большое семантическое поле, а смыслы, которые могут от этого родиться, зависят от культурного багажа каждого отдельного человека. Привет философу Деррида.

– Как говорят в передаче «Поле чудес» – пользуясь случаем. Как считаете, если сборная будет играть в джерси с вашим принтом, у нее будет больше шансов на победу?
– Думаю, у нее было бы больше шансов на победу, если бы в этом коллективе была должность комиссара, и ее занимал бы я.

– А что б вы делали на этой должности?
– Молодежь – не я – называет это «мотивировать». Я, честно говоря, не знаю, что означает это слово.

– А вы сами в повседневной жизни джерси носите?
– Я предпочитаю хлопчато-бумажные изделия. Не люблю синтетику, которая прилипает к телу.

– Как вам кажется, у кого больше шансов на успех у девушек: у музыкантов или у футболистов?
– Зависит от класса игры.

Сергей Шнуров Adidas Чемпионат Мира 2018

Сергей Шнуров с футбольной джерси adidas, принт на которой он разработал самостоятельно.

– Перейдем к вашему творчеству.
– Нет, «творчество» – это не мое слово.

– Хорошо, к вашей работе. Чем Илья Найшуллер нравится вам больше Анны Пармас?
– С чего вы это взяли?

– Ну теперь же именно он снимает для вас клипы.
– Ну, счет неравен, и пока он в пользу Анны Пармас.

– Какой ваш любимый клип, снятый для «Ленинграда?
– Дело в том, что человек не является какой-то постоянной величиной. Он интересен тем, что постоянно меняется. И, в зависимости от настроения, от погоды, от ситуации – ему импонируют разные произведения искусства.

– Понятно, вы сейчас хотите ловко уйти от ответа. Но мы сейчас застали вас в совершенно конкретном состоянии ума, в определенном настроении. Какой клип «Ленинграда» нравится вам именно сейчас?
– Я думаю, что Hot Winter – такой любительский клип, снятый на отдыхе, где Юлия Коган поет в припеве: «Брызги молофьи».

– В недавнем фильме «Сергей Шнуров. Экспонат», вышедшем на YouTube, Анна Пармас сказала, что у вас, скорее всего, контракт с дьяволом. Это так?
– Ну, хотелось бы его перечитать. Мне кажется, там что-то мелким шрифтом написано.

– Что-то не так пошло?
– Нет, все так, перестаньте! Ну какое «не так»?

– Кстати, до конца этого года у «Ленинграда» грядут два больших стадионных концерта (19 октября – Санкт-Петербург, 14 декабря – Москва). Расскажете про них?
– Положим, мы сейчас находимся в городе-герое Астане и играем здесь на стадионе. Так что стадионные концерты у нас фактически каждую неделю. Понятно, что в поле зрения человека, живущего в столице, существует только Москва, и где-то на периферии взгляда маячит Петербург. Все остальное – слепая зона. Мир больше, чем Москва.

– И все же, чем-то московский и питерский концерты будут отличаться от еженедельных?
– Я пристальнее смотрю на концерт в Питере – впервые на «Зенит Арене» кто-то будет выступать. И понятно, что мы постараемся сделать особенную программу.

– Вам самому где больше нравится играть: на стадионах или в маленьких клубах?
– Мне нравится там, где платят больше денег.

– Цитируя Бориса Гребенщикова – где та молодая шпана, что сотрет вас с лица земли? Куда-то девался вдруг Pharaoh, например, с которым вы так дружили.
– Подождите, он никуда не делся. Он вполне успешно гастролирует. Давайте так: в принципе, вселенная расширяется.

– Вы глубоко копаете.
– Эволюционные процессы идут постоянно. И молодая шпана постоянно рождается. Человечество находится в динамике, и старых обезьян постоянно [бьют] новые. Обычный процесс, и вопрос Бориса Гребенщикова мне кажется смешным.

– Что вы сейчас читаете?
– Я читаю культуролога Бориса Гройса, у которого вышла книжка «В потоке».

– Можете в двух словах рассказать, о чем она?
– [Блин], 400 страниц одного из мощнейших искусствоведов современности пересказать быстро – это задача не по мне. Это, пожалуйста, к молодой шпане.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий

14 − 10 =