Сергей Шнуров (группировка Ленинград) в Дубае. Концерт на фестивале PaRUS 2019

Сергей Шнуров: «Жена только для моего личного пользования»

Интернет

Перед началом сольного концерта на фестивале PaRus лидер группировки «Ленинград» Сергей Шнуров дал интервью, в котором рассказал о распаде коллектива, своем отношении к Инстаграму, конфликте с Ксенией Собчак и любимой супруге. 

С 31 октября по 3 ноября в Дубае проходит музыкальный фестиваль PaRus, открывшийся грандиозным концертом группировки «Ленинград». Сергей Шнуров и его коллектив буквально разорвали зал своей бешеной энергетикой, заставив всех зрителей на два часа забыть о приличиях.

Сергей Шнуров крайне редко дает интервью, но журналистам, работающим на площадке, повезло: перед своим выступлением Сергей вышел к корреспондентам и ответил на самые актуальные вопросы — от распада «Ленинграда» до жизни с молодой супругой Ольгой Абрамовой.

Сергей, группировка «Ленинград» гастролирует с прощальным туром. Выступление на фестивале PaRus заключительное или будут еще концерты?

Сергей Шнуров: Оно предфинальное. Где-то до Нового года мы еще повыступаем. Впереди Воронеж, Нью-Йорк, корпоративы, елки…

Как отреагировали участники на новость о том, что «Ленинград» прекращает гастрольную деятельность?

С. Ш.: Все счастливы, все рады.

И все-таки важный вопрос: «Ленинград» окончательно перестает существовать или вы просто берете тайм-аут?

С. Ш.: А что такое «окончательно»? Начнем с того, что у каждого человека есть право на вранье. Сегодня я скажу «окончательно», а завтра решу: «нет, я скоро вернусь». Могу как Иосиф Кобзон прощаться веками, могу как Владимир Владимирович — уйти, а потом вернуться. Все что угодно может быть. Какая разница? Это же ни на что не влияет.

Как вам Дубай?

С. Ш.: Я здесь не первый раз. Да, влажновато, но мы же из Санкт-Петербурга — у нас тоже высокая влажность. Жару я переношу с трудом, но стараюсь собрать себя в кулак. Мне кажется, я выступлю классно.

Организаторы фестиваля наряду с вами пригласили Лободу и Земфиру. Как вам такая компания? Что вас связывает?

С. Ш.: Мне они нравятся: и Лобода, и Земфира. Они вполне себе большие артистки. А что нас связывает? Не знаю. Наверное, ничего. По крайней мере, я бы хотел, чтобы ничего нас не связывало (улыбается).

Как вы относитесь к таким артистам как Luna, Монеточка, Гречка? Они сейчас уверенно завоевывают рынок…

С. Ш.: Я бы не сказал, что они завоевывают рынок: им просто выделили прилавочек, где они торгуют своими рукоделиями. Отношусь к ним хорошо.

По-вашему, они могут стать культовыми как «Ленинград»?

С. Ш.: В России? Нет. Как я и говорил, на большом рынке у них прилавочек со своим рукоделием: допустим, одна продает макраме, другая — коврики. Торговля идет бойко, но хозяевами рынка такие артисты не станут никогда.

Чем лично вы займетесь после финального концерта «Ленинграда»?

С. Ш.: Буду по-прежнему сочинять гадкие песенки. А чем я могу еще заняться?

Может быть, вы станете более активным пользователем Инстаграма или вообще домохозяином?

С. Ш.: Вряд ли я стану более активным пользователем Инстаграма, потому что в этом случае происходит некая психическая деформация. Ты начинаешь очень часто фотографировать себя, что человеку не особенно свойственно. Из-за этого уделяешь много времени и внимания своей внешности: мальчикам такое не очень идет, а вот девочкам классно.

Как вы относитесь к скандалам в Инстаграме?

С. Ш.: Прекрасно. Я всегда за скандал. Если есть возможность не ругаться — обязательно ругайтесь.

Вы делаете это всерьез или забавы ради?

С. Ш.: Что вы! Я ночами не сплю и переживаю: «Как там все?»… Вот если такое впечатление обо мне складывается, то все отлично — значит, я хороший артист.

Недавно Ксения Собчак сказала, что для нее конфликт с вами – это просто шутка и она вас по-прежнему любит. И все-таки: та перепалка была реальной или это просто хайп и веселье?

С. Ш.: Мне это смешно, а как второй стороне, я не знаю. Понимаете: я люблю жену, и Собчак по идее должна любить Богомолова, но почему-то шлет поцелуйчики мне. Странно.

Супруга здесь сегодня с вами? 

С. Ш.: Конечно, она со мной. Будет сидеть за кулисами и прятаться от вас, репортеров.

Может быть, вы выведите ее на сцену?

С. Ш.: Нет, конечно. Зачем? Для вас? Она только для моего личного пользования, в ублажение.

Вам поступает много предложений рекламы в Инстаграме, вы установили минимальную цену в три миллиона…

С. Ш.: Подождите, три миллиона было в прошлом году. Теперь пять.

Что вы не станете рекламировать ни за какие деньги? Скажем, если за пост о мази от геморроя вам предложили шесть миллионов…

С. Ш.: Смотря, что за мазь и как называется. И потом: я не ханжа и прекрасно понимаю, что у всех людей на свете есть жопа и иногда бывает геморрой, а значит, нужна мазь. Все очень просто.

Добавить комментарий

4 × 1 =