Сергей Шнуров — о Дне знаний и российских школах // Картинки с выставки #7

Сергей Шнуров — о Дне знаний и российских школах // Картинки с выставки #7 Инстаграм
1 сентября — момент, когда школьники возвращаются к партам, учебникам и знаниям. В общем, к российскому образованию — тому, что почти каждый ребенок не любит, а каждый родитель ругает. Как так получилось? Почему «наследие советской системы» — не всегда хорошо? К чему школа готовит детей? Этими вопросами задался генеральный продюсер RTVI Сергей Шнуров в своей рубрике «Картинки с выставки».
Поделиться в соцсетях:

1 сентября — момент, когда школьники возвращаются к партам, учебникам и знаниям. В общем, к российскому образованию — тому, что почти каждый ребенок не любит, а каждый родитель ругает. Как так получилось? Почему «наследие советской системы» — не всегда хорошо? К чему школа готовит детей? Этими вопросами задался генеральный продюсер RTVI Сергей Шнуров в своей рубрике «Картинки с выставки».


День старых знаний // Сергей Шнуров // Картинки с выставки
1 сентября. Сегодня — День знаний. Несмотря ни на что школы открыли свои двери. Конвейер образовательного производства не должен останавливаться. Несколько разочаровавшись в удаленном обучении, школы возвращаются к технике контактного урока. Родители безропотно отдают своих чад в этот институт по переработке человеческого материала.

Что же из себя представляет эта машина? Начнем с того, что хваленое советское образование, которое стало российским, это не продукт наших духовных инженеров. Вся система обучения была списана с прусской школы. С треском проиграв войну Наполеону, Пруссия резонно стала работать над ошибками. Одним из решений было создание всеобщих школ. Как вы понимаете, не для того чтобы дать факел просвещения народу. По окончании обучения должен был получиться прежде всего мотивированный, в меру грамотный и дисциплинированный солдат. Давать правильные (то есть выученные) ответы, слушаться вышестоящего, покорно принимать наказания, быть частью общего — эти навыки успешно прививались, формируя послушную боевую единицу.

Промышленная революция удачно встроила прусскую школу в сферу своих интересов. В СССР, стране победившего пролетариата, не меняя системы, на базе той же методики стали выпускать будущих рабочих. Людей, созданных для того, чтобы работать на производстве. И для своего времени, для своих задач прусская школа была очень даже хороша. В период интенсивной индустриализации она исправно вытачивала людей для нужд страны. Но все течет, все меняется. И вот уже настал цифровой век с экономикой внимания, чипами, биткойнами и прочим символическим капиталом.

А что наша школа? Она, как и в XX веке, так и выпускает будущих «рабочих» в самом широком смысле этого слова. С шеренгами парт в классах, с дисциплинарными взысканиями, кожаными мячами и линейками, школа готовит к вчерашней войне. Запроса на такого сорта специалистов уже нет: заводы роботизируются, производство становится бесчеловечным, даже армия стремится ко всяким беспилотностям. Тем временем число россиян, живущих за чертой бедности, неуклонно растет. Экономические успехи наши очень скромны. Неужели России для того, чтобы осуществить образовательную реформу, нужно, как и Пруссии, военное поражение. Не хотелось бы, чтобы разумные преобразования давались такой ценой.

В программе использованы изображения:
Фёдор Павлович Решетников, «Опять двойка»
Василий Васильевич Верещагин, «Шпион»
Владимир Алексеевич Серов, «Портрет рабочего»
Илья Ефимович Репин, «Приготовление к экзамену»
Василий Васильевич Верещагин, «Апофеоз войны»

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий

шесть + двенадцать =